Сообщество профессионалов и любителей российского спорта
Комментарии  >>  О допинговом скандале: пожар можно было погасить

О допинговом скандале: пожар можно было погасить

Об играх // 3 Август 2016

До открытия Игр ХХХI Олимпиады всего-ничего, а ясности-то в отношении российской сборной нет, сплошная нервотрепка, изматывающая спортсменов покруче, нежели максимальные тренировочные нагрузки. Вроде бы отведена угроза отстранения, дамокловым мечом висящая над головой отечественного спорта. Но, оказывается, не до конца. Видимо, мало принесенных в жертву закулисным допинговым и политическим играм более ста спортсменов, которые так и не выйдут на старт, всей нашей команды по легкой и тяжелой атлетике. Поизмываемся и дальше, все во власти CAS и тройки (какая злопамятная для нас цифра) МОК. Министр спорта Виталий Мутко, выступив в ЮНЕСКО (не исключено еще и выступление в Страсбургском суде), пытается дать оценку сложившейся ситуации с нарушением прав человека и явной предвзятостью отношения к нам со стороны организаций, определяющих сегодня политику в мировом спортивном и олимпийском движении.

Эх, что мы хорошо умеем, здесь мы мастаки, так это бить по задам, когда поезд уже отошел от станции, где разворачиваются хлестко бьющие по нам события, и при всем старании уже не удается вскочить на подножку последнего вагона. Как итог - пожинаем сейчас в Рио невкусные плоды в виде страшной нервотрепки вокруг нашего спорта, остракизма, шквала во многом незаслуженной критики, которым он подвергся в канун Игр, наконец, значительно усеченной делегации.

А чего стоит горькая обида, нанесенная Елене Исинбаевой и другим спортсменам, ее товарищам по сборной России, "чистым", абсолютно не причастным к допинговым скандалам, перед ними несправедливо зажжен красный свет неучастия. Это трагедия, жуткая травма на всю жизнь, и никакое время ее не излечит, это же цель их спортивной жизни, они к этому идут через напряженный труд долгие годы, да и следующего раза может не быть. Спросите тех ветеранов, кто попал под пресс запрета выступить на Олимпиаде-1984 года. Если обобщить, мощно, подобно сибирским лесным пожарам, нагнетаемая (по большей части намеренно) злополучная допинговая эпопея глубоко ударила в целом по обретенному, благодаря многим поколениям, высокому международному авторитету отечественного спорта.

Из "искры" возгорится пламя. Не как напоминание о революции 1905 года и, тем более, Великой Октябрьской революции, столетие которой приближается, привожу сейчас известный тезис. Искрой, уже без кавычек, в данном случае стала отечественная легкая атлетика. На нее первой была совершена атака в виде исключения из IAAF и обнародования жестких требований (не только к ВФЛА, ее роспуску, но и РУСАДА, Московской допинговой лаборатории), после выполнения которых только было возможно возвращение в ряды Международной ассоциации и сохранение надежды на участие в Играх-2016. В частности, если не ошибаюсь, IAAF определила для ведущих наших легкоатлетов обязательным условием шесть контрольных проверок, из них три с забором крови, а это ведь делается не каждый день, а с определенным промежутком времени, которое утекало со скоростью бурного водного потока и остро стоял вопрос: когда успеть все это осуществить?

Что и говорить, мы сами дали повод для столь категоричных выводов. Я о тех случаях, когда было за что наказывать дисквалификацией на разные сроки провинившихся, но их был мизер по отношению к абсолютно чистым спортсменам, а страдают-то, отлучают от международных стартов именно последние. И, тем не менее, на мой дилетантский взгляд, при не скоропалительных, а обдуманных и разумных действиях, можно было попытаться если не полностью погасить, но, во всяком случае, остудить, сгладить острейшие углы проблемы (а она, тут никуда не деться, была), смикшировать ее резонанс и ограничиться пределами родной территории от Калининграда до Владивостока, не допустить распространения огня на Пекин, Лондон и, что особенно больно воспринимать, на Сочи. Однако случилось то, что случилось. И нашу "королеву спорта" не вытащили из ямы, она так и лишилась права быть представленной сейчас в Бразилии, и потянула за собой некоторые другие виды, и мы попали в западню, где на нас коршунами набросились и WADA, CAS, и комиссии господ Паунда, Макларена, и иже с ними ряд национальных допинговых лабораторий, национальных и международных федераций. Зубы ненависти оскалили разом все наши недруги. А ведь, напоминаю еще раз о моем дилетантском взгляде, был шанс как-то исправить ситуацию, причем собственными силами, однако его упустили.

Мы ожидали, что мартовский Совет IAAF повернется к нам лицом, поскольку к тому времени определенные шаги навстречу требованиям Международной ассоциации были предприняты, но ожидаемого для нас главного решения – возвращения Всероссийской федерации под крыло IAAF, а значит, снятия санкций, в повестке не было. Глава инспекционной комиссии норвежец Руне Андерсен просто доложил обстановку – и все. Когда соберется следующий Совет (и соберется ли он вообще до Олимпиады), было неизвестно, а значит, повисла в воздухе и проблема восстановления ВФЛА в правах.

Еще до Совета в штаб-квартире IAAF побывал новый президент ВФЛА Дмитрий Шляхтин. Он встречался с Себастьяном Коу и его коллегами. Очевидно, помимо знакомства, он ехал с целью как-то постараться поскорее сдвинуть дело с мертвой точки в сторону достижения определенного прогресса и вообще провентилировать обстановку, общий настрой, но, судя по всему, в IAAF просто приняли к сведению его информацию о текущем моменте и путях выхода из кризиса – и этим ограничились: вы же создали временный координационный комитет ОКР во главе с Геннадием Алешиным – мы с ним в контакте, с ним и ведем дела.

Безусловно, Шляхтин – знающий специалист, к примеру, в течение нескольких лет, рулил большим ЦСКА, сейчас возглавляет министерство спорта Самарской области, если не ошибаюсь, входит в правление футбольного клуба "Крылья Советов" и хоккейного – "Лада". Организационный опыт накоплен огромный и, возможно, что касается "королевы спорта", он пригодился бы в будущем. Но, к сожалению, у Дмитрия Анатольевича, при всем уважении к нему, в мировой легкой атлетике еще нет должного, нарабатываемого годами, авторитета, его никто не знает. И в этом был немалый минус, который почему-то не учли при выборе нового главы ВФЛА. Его восхождение "на престол" можно было отнести на период после Игр, когда, по принятым правилам, перевыборы руководящих органов должны проходить во всех федерациях. Здесь, кстати, напомню, что именно на федерациях лежит задача развитие конкретного вида спорта в самом широком смысле слова, а не только узкая задача - забота о кандидатах в сборную, и этим бы и занимался господин Шляхтин со своими помощниками последующие четыре года.

В данный же сложнейший, критический момент не только для отечественной легкой атлетики, но и для всего отечественного спорта, в эти несколько месяцев перед Рио, нужен был во главе ВФЛА "тяжеловес", имя которого, положение и заслуженный авторитет в мировом спортивном и олимпийском движении всем известны. Я говорю о Виталии Георгиевиче Смирнове. Со своими громкими титулами и заслугами сколь он влиятелен в МОК (думаю, поддержка здесь была бы обеспечена), сколь обширны его связи с международными федерациями, а уж канадца Ричарда Паунда, главу специальной комиссии WADA, заварившего всю эту допинговую кашу, знает как облупленного. Вместе с Геннадием Алешиным, тоже большим международным чиновником от спорта, они составили бы отличный дуэт, к мнению которого, полагаю, точно прислушались бы.

Вопрос: согласился бы Смирнов, все-таки возраст? Зная давно Виталия Георгиевича, утверждаю: возраст – не помеха, нам года – не беда, соглашусь и с Вахтангом Кикабидзе – "мои года – мое богатство", и с Леонидом Быковым: когда трудно, "в бой идут одни старики". Интересы, честь страны взяли бы верх, как не раз уже бывало у Смирнова, вспомните хотя бы, сколь настойчиво он, тогда еще молодой член МОК, отстаивал позицию Москвы при выборе города для Игр-1980, проголосовали же на той сессии МОК в Вене в пользу нашей столицы. Да и недавнее назначение Смирнова главой независимой комиссия по антидопинговому разбирательству, образованной при ОКР по инициативе Президента России Владимира Путина, доказывает, что он рвется в бой, ему претит эта приставка – "почетный" - почетный президент ОКР, почетный член МОК, он жаждет реального дела, что уже заложено в программу его пребывания в Рио. Нам нужно возвращать доверие со стороны международного спортивного и олимпийского движения, позиции во многих международных федерациях, в том числе в той же легкой атлетике, ослабленные в последние годы.

Думаю, всю эту неприятную для нашего спорта ситуацию можно было бы избежать, если бы проявили решительность в отношении Виктора Чегина, еще двух-трех человек, причастных к допинговым скандалам, и заставили бы их добровольно-принудительно уйти в отставку. Кстати, бывший президент ВФЛА Валентин Балахничев на этом настаивал, но к его словам в руководстве отечественным спортом не прислушались. Вспыхнувший пожар можно было погасить уже на том этапе. Не сделали – и WADA потянула за эту ниточку, раскрутив ситуацию на полную катушку.

Наконец о Григории Родченкове, экс-главе московской лаборатории. Давайте, наконец, признаемся, что сами загнали ситуацию с ним в тупик, выпустили такого джинна из якобы плотно закупоренной допинговой пробирки. Сейчас ему можно сколько угодно промывать кости, навешивать уголовных ярлыков, вспоминать про темное прошлое его сестры, объявлять предателем и т.д., т.е. обвинять во всех смертных грехах и под каждый пункт находить аргумент. Но сегодня это выглядит еще одним тем самым ударом по задам. В связи с чем очень хотелось бы получить ответ на вопрос, кто тот недальновидный, тот умник, по чьей команде, не предвидя последствий, Родченкова сделали единственно крайним, рыжим, виновником всего. А так ли это - единственным? Рассчитывали незамедлительным изгнанием отделаться и от WADA, и от IAAF, удовлетворить претензии разных комиссий: мол, лабораторию прикрыли, факты вскрыли, меры приняли, да, еще и федерацию обновили, теперь все станет на свои места. Ан, нет.

Да, Родченков не ангел, но, в любом случае, никто не отрицает, что в этой области он один из ведущих специалистов, так неужели нельзя было придумать иной, разумный, ход действий, чтобы и вывести его из игры, возможно, подыскать ему другую работу, и себе не навредить. А в результате еще как навредили, наверняка не предполагая, что он удерет и окажется со всеми своими знаниями и секретами вне нашей досягаемости. Абсолютно не берусь оправдывать этого человека, немало из того, что он наплел, кажется весьма сомнительным. Однако предполагаю, что даже нескольких фактов, если посчитать, что в глазах любителей жареного (а их, как видите, оказалось немало) они выглядят достоверными (да еще вкупе с признаниями четы Степановых), было достаточно, чтобы взбудоражить едва ли не весь спортивный мир, который в один миг отвернулся от нас, считая допинговым исчадием ада. О перепроверке проб победителей и призеров Игр в Пекине и Лондоне, а также в Сочи никто не заикался до заявления Родченкова.

Была надежда, что МОК критически отнесется к докладу г-на Ричарда Макларена и станет на сторону незапятнанных российских спортсменов в плане их допуска на Игры-2016. Выступление президента ОКР Александра Жукова с подробнейшим анализом положения и уже принятыми мерами по искоренению допингового зла призывало к этому. Кстати, в составе нашей немногочисленной делегации, приехавшей в Женеву улаживать конфликт, хотелось бы видеть Галину Горохову, ведь они с Томасом Бахом хорошо знают друг друга, оба фехтовальщики, оба – олимпийские чемпионы. Кто-то, а они нашли бы общий язык. К сожалению, МОК все отдал на откуп международных федераций, а там, в некоторых из них, радостно потирали руки, изливая желчь, накладывая незаслуженные санкции, убирая конкурентов, расчищая дорогу для медалей в тех дисциплинах, где россияне были в числе претендентов на них. Только какая ценность будет от этих наград, завоеванных в отсутствии основных соперников.

Что произошло – то произошло. Урок на будущее. Комиссии под началом Виталия Георгиевича Смирнова предстоит изрядно потрудиться, дабы вернуть российский спорт на прежние авторитетные круги своя. Верим – так будет и присоединимся к словам Елены Исинбаевой на проводах делегации в Кремле: не на тех напали.

автор текста - Михаил Шлаен

все комментаторы  
31 Август 2016

Паралимпизм: где выход из тупика?

Сегодня обстановка с беспочвенным, без внятных аргументов, отстранением России от мирового паралимпизма, судя по всему, начала беспокоить, тревожить и Запад. Надо срочно искать выход из тупика, иначе паралимпийское движение действительно будет окончательно загублено.

28 Август 2016

С надеждой ждем понедельника

Поймет ли Швейцарский суд, проникнется ли нашей позицией, юридически глубоко обоснованными, убедительными доводами, да что там долго рассуждать - окажется ли справедливым или тоже бессердечным?

20 Август 2016

Хватит прикрываться лицензиями

Окончен олимпийский бал, погасли свечи, зажженные от олимпийского огня, пламя которого уже не освещает небо над Рио-де-Жанейро. Вам грустно? Так обычно становится на душе после завершения соревнований столь высочайшего уровня, как-никак уходит в историю главное спортивное событие каждого четырехлетия.

19 Август 2016

Пора жестко отвечать

Врагу не сдается наш гордый олимпийский "Варяг". Неполный экипаж, мощные шторма негатива, девятый вал океанских волнений вокруг нашей делегации в Рио-де-Жанейро, а он все равно демонстрирует поистине российский многонациональный дух и патриотизм.