Сообщество профессионалов и любителей российского спорта
Новости  >>  Новости / репортажи  >>  Кубертен о таком и не слышал

Кубертен о таком и не слышал

Об играх // 9 Август 2016

Александр Александрович Козловский более сорока лет в большом спорте. Почетный вице-президент ОКР, он больше двух с половиной десятков лет является одним из руководителей Европейских олимпийских комитетов (ЕОК). Был вице-президентом этой организации, а сейчас – член Исполкома.

- Александр Александрович, вы уже десятилетия в международном спортивном движении. Что случилось на этот раз? Почему против нас развязана чуть ли не война – и не только со стороны Всемирного антидопингового агентства (ВАДА)?

Александр Козловский: Потому что это хорошо организованная кампания. Она началась два года назад с события, казалось бы, незначительного. Была дисквалифицирована бегунья Юлия Русанова, ныне Степанова. И вот здесь-то Степанова принялась рассказывать и выдумывать о допинге все, что только можно. В Германии по подсказанным ею сюжетам сняли один фильм, потом другой, третий. И какая реакция с нашей стороны? Да, никакой. Восприняли так, как, собственно, могли бы воспринять: показанное - идиотизм. А надо было сразу подавать в суд, бороться, чего мы не сделали. И дальше поехало, понеслось. На арене возник Дик Паунд.

- Личность известная, два раза претендовавшая на то, чтобы стать президентом МОК. А в результате организовавшем, как бы в противовес, свое ВАДА.

Александр Козловский: Я давно знаю Паунда. Этот человек физически ненавидел СССР, а теперь еще больше ненавидит нашу Россию. Пошли его выступления, доклады. И хотя Паунд практически не занимает никаких официальных постов, они тиражировались во всем мире. Вот вам и продолжение кампании.

- Но ведь Всероссийская федерация легкой атлетики, лишенная права участвовать в международных турнирах, выполнила огромный список всех критериев Международной федерации легкой атлетики (ИААФ).

Александр Козловский: Выполнила. И все были уверены, что ИААФ, и ее президент англичанин лорд Себастьян Коэ допустят нас до соревнований. Но за день до заседания Совета ИААФ выходит разгромная статься в США с обвинениями Коэ. И лорд дрогнул. Мы остались в положении отстраненных.

- Почему все это не могло быть отменено решением Международного олимпийского комитета?

Александр Козловский: Президент МОК Томас Бах проделал огромную работу. Он сумел сделать так, что в международных федерациях, которым он доверил допуск российских спортсменов к Олимпийским играм, могли сами решать, легитимны ли наши для участия в Олимпиаде. Для меня было понятно, что международные федерации, по крайней мере, подавляющее большинство из них, примут решения в пользу того, что чистые спортсмены из России должны выступать на Играх в Рио. Так и произошло. Но на Баха, который в этой ситуации сделал максимум того, что мог сделать, оказывается неимоверное давление. Отсюда и создание "тройки", которая еще раз должна одобрить или не одобрить участие уже отобранных федерациями спортсменов в Олимпиаде.

- Раньше, как мне, да и наверняка вам, помнится, МОК был гораздо более самостоятельным.

Александр Козловский: После встречи с высшим руководством США, объявившим бойком Московской Олимпиаде-80, лорд Килланин, тогдашний президент МОК, выйдя из Белого дома, ответил на вопрос журналистов о предлагавшемся бойкоте. Сказал: "Олимпийские игры в Москве состоятся, если даже единственным иностранцем, на них приехавшим, буду я". А все члены МОК, включая американцев, на проходившей в США сессии, единогласно поддержали проведение Олимпиады в Москве. Сейчас в МОКе такого единства нет. Это долгий разговор, но организация разобщена на несколько групп. И президент Бах делает все, чтобы ее сплотить, поставить на верный путь.

- Просматривается конфликт между МОК и ВАДА. Так ли это?

Александр Козловский: Да он виден каждому. ВАДА пытается диктовать МОК свои условия, хотя высшим спортивным органом является, конечно же, МОК. Идет серьезная борьба, где Баху пытаются диктовать, руководить им. Ситуация очень не простая.

- Давайте говорить начистоту.

Александр Козловский: А мы и говорим начистоту.

- Как вы считаете, какова цена мировым рекордам в легкой атлетике? Например, в беге на стометровку? Или в плавании, в тяжелой атлетике?

Александр Козловский: Я искренне считаю, что в этих трех видах спорта, по крайней мере, во многих дисциплинах и весовых категорих все физические резервы человека исчерпаны. Трудно обходится без восстановительных средств. Невозможно без фармакологии, специального питания, а для установления рекордов, признаю то, что мы боимся признавать – подчас и без допинга. Идет соревнование между химиками. Одни создают запрещенные средства. Вторые учатся их ловить. Третьи – скрывать допинг от ловцов. Очень сложно назвать конкретный выход. Возможно, в легкой атлетике благодаря современной технике можно будет определять результаты с точностью не до сотой, а до тысячной секунды. Давайте еще раз признаем: большой спорт на грани полнейшего использования абсолютно всех человеческих возможностей. И что из того? Соревноваться честно можно и без допинга. Пусть при этом рекорды рождаются гораздо реже.

- Я бы все-таки хотел вернуться к тем обвинениям, которые бросают в нас почти все на Западе...

Александр Козловский: ...Ну, далеко не все. Например, президент Европейских олимпийских комитетов ирландец Патрик Хикки благородно борется за Россию. Но какое же мощнейший пресс его давит. Не всякий может с этим справиться.

В то же время я обязан сказать вам, что не все в российском спорте, в том числе и в легкой и в тяжелой атлетике, хорошо. Да, есть грубые нарушители. Но чтобы допинг стал государственной политикой – чушь. Допинг употребляют не только у нас. Но сейчас все делают вид, будто он существует только в России. Вот это и есть возмущающие меня двойные стандарты. Я хочу сказать, что сейчас в России борьба против запрещенных веществ ведется активнее, резче, энергичнее, чем где-либо. Надеюсь, это поймут и наши зарубежные оппоненты

Автор - Николай Долгополов