Сообщество профессионалов и любителей российского спорта
Новости  >>  Новости / репортажи  >>  Россия поедет на Олимпиаду в Рио, даже не сомневайтесь

Россия поедет на Олимпиаду в Рио, даже не сомневайтесь

Об играх // 16 Ноябрь 2015

Министр спорта РФ и президент Российского футбольного союза Виталий Мутко дал большое интервью ТАСС, в котором рассказал о последствиях допингового скандала в легкой атлетике, совмещении постов и о том, где получает зарплату.

- How are you, mister Mutko?

- Hello!

- Это все, Виталий Леонтьевич? Вы ведь еще пять лет назад обещали научиться говорить по-английски, как британец Джеффри Томпсон.

- Послушайте… Это же юмор! Объясню еще раз. Выступая в декабре 2010 года в Цюрихе перед членами исполкома ФИФА, я сказал: "Если доверите России чемпионат мира - 2018, выучу английский, как наш друг Джефф. Коллеги адекватно отреагировали на шутку. Более того, некоторые потом даже развили тему. Мол, не надо, как Томпсон: он - носитель языка и говорит, "проглатывая" окончания слов, тебя, Виталий, понять легче.

Так что считайте, я уже освоил английский. Худо-бедно, но общаюсь с коллегами, могу что-то ответить иностранным журналистам. Конечно, серьезные вопросы обсуждаю с помощью переводчиков, на заседаниях исполкома ФИФА обязательно есть синхрон, тем не менее все, что нужно, понимаю. И за свои слова всегда отвечаю.

- Что скажете IAAF и WADA (Международная ассоциация легкоатлетических федераций и Всемирное антидопинговое агентство - прим. ТАСС), обвинившим российскую легкую атлетику во всех тяжких? Тут одно из двух: либо враги клевещут, либо…

- Ну да, временно приостановили членство ВФЛА... Это не стало для нас сюрпризом. В любом случае происшедшее - не трагедия. Вот катастрофа пассажирского самолета над Синаем или террористическая атака на Париж - беда страшная. А промежуточное решение IAAF - мелкая неприятность, которую мы, конечно, переживем…

За последние дни много чего наговорено, в том числе, и мною. Не хочу повторяться. Комментировать ситуацию с арестом бывшего президента IAAF Ламина Диака мне сложно. О том, что его обвиняют в получении взятки от нашей федерации легкой атлетики, я узнал из СМИ. Надеюсь, по итогам расследования, которое сейчас проводится, удастся выяснить, что в этой истории правда, а что - вымысел.

Теперь о заявлении WADA и решении IAAF. Во-первых, это не точка в истории. Во вторник-среду пройдет заседание учредителей Всемирного антидопингового агентства, хотя уже можно предположить, что именно там скажут. Все было предопределено не в пятницу 13-го, а гораздо раньше. Некоторое время назад я получил уведомление, что комиссия во главе с Ричардом Паундом собирается опубликовать результаты проверки, которая с декабря прошлого года проводилась в отношении российских легкоатлетов. Мне предлагалось дисквалифицировать тех, кто был замечен в чем-то противоправном. Я задал резонный вопрос: господа, на основании чего прикажете отлучать спортсменов? Смонтированная прослушка - не доказательства. Ведь изначальный повод для разбирательства - фильм телеканала ARD. Якобы подавляющее большинство российских призеров и победителей крупных турниров имели в последние десять лет подозрительные допинг-пробы. Серьезнейшее заявление!

Почему столь пристальное внимание к нашей стране? Если оставить в стороне геополитику, объяснение будет простым. Юлия Степанова, до замужества носившая фамилию Русанова, входившая в состав сборной страны по легкой атлетике и нами же отстраненная за употребление допинга, еще три года назад стала работать на WADA. Сегодня она живет в Германии и, по нашей информации, ждет вида на жительство в Канаде. Я всегда стараюсь хорошо думать о людях, но в антидопинговом кодексе есть понятие "подсадная утка". Госпожа Степанова уверяет, будто никто ее не вербовал, она все делала по личной инициативе. Но вы можете представить, что человек за свои деньги станет покупать высочайшего уровня подслушивающие устройства и видеотехнику, которую можно незаметно вмонтировать в дамскую сумочку и другие вещи? Спрашивается: зачем понадобилась эта специфическая аппаратура? Оказывается, лишь для того, чтобы все это время тайно записывать происходившее в российской сборной. Степанова расспрашивала тренеров по разработанным кем-то вопросникам, заводила якобы душевные разговоры с партнерами по команде, а в действительности провоцировала девчонок на признания, будто бы те применяли допинг и запрещенные препараты.

Потом записи послушали некие специалисты, и пленки пошли в ARD. Немцы сняли двухсерийное кино. Вроде бы документальное, а по сути - в жанре фантастики с элементами детектива. Впечатление, что Россия погрязла в допинге, поставленном на государственный уровень. Чуть ли не я лично приглашаю спортсменов в кабинет и здесь манипулирую. Понимаете, да?

- Но ведь еще в начале года факты, связанные с саранскими ходоками-чемпионами Виктора Чегина, подтвердились.

- Не спорю, неприятная история, однако зачем обобщать, эпизод возводить в систему? Разве мы стали щадить или выгораживать тренера? Получил все, что положено. Несмотря на прежние заслуги.

Послушайте, в 2006 году Россия подписала антидопинговую конвенцию, Госдума приняла специальный закон. За несколько лет мы сделали в борьбе за чистоту спорта больше, чем иные страны успевают за десятилетия. Вы вот знаете, что до 2009 года ни один допинг-офицер не мог пересечь нашу границу? Его сюда никто не пустил бы. А за закрытыми дверями можно делать со спортсменами, что угодно. Тогда никто не предъявлял нам глобальных претензий. Зато они появились теперь, когда Россия сама открылась миру. Мы учредили некоммерческое партнерство РУСАДА, финансово содержим его, выделяя субсидию из бюджета в размере пяти миллионов евро. Еще миллион платим WADA в качестве ежегодного взноса, создали в Москве антидопинговую лабораторию, работающую по системе ADAMS. Когда я пришел министром, она в подвале находилась. По поручению президента страны за миллиард рублей мы построили суперсовременное здание, закупили все необходимое оборудование. За эти годы лаборатория вышла в лидеры у WADA. Каждый год проводилась переаттестация, и по пятибалльной системе ей ставилась оценка 6! В России прошли чемпионаты мира по легкой атлетике и водным видам спорта, зимние Олимпиада и Паралимпиада, на этих крупнейших международных соревнованиях использовалась наша система и неизменно получала высокую оценку. Все было нормально! В какой-то момент я сам предложил: в лаборатории работают 25 человек, давайте возьмем на ключевые позиции иностранцев, чтобы исключить любые опасения в подтасовках. Пусть будут ваши допинг-офицеры, мы не возражаем!

И что же все вдруг резко изменилось? Может, у WADA постные дни наступили? В сентябре в Цюрихе я встречался с членами комиссии Паунда и сказал: "Коллеги мои, Россия выполнила все ваши требования. Чего вы еще хотите? Может, мне на столе станцевать, чтобы вам понравиться?"

Директор московской лаборатории Григорий Родченков был вынужден подать в отставку, хотя - на секундочку! - это настоящий ученый, специалист в своей отрасли, а его заместитель выиграл грант в США и получил отдельную исследовательскую лабораторию в Лос-Анджелесе. Лишь бы не уволили человека после этого моего заявления! Не хочу перегружать деталями, последний штрих: РУСАДА занимает второе место в мире по количеству зарегистрированных паспортов крови. Профессионалы объяснят вам: эти результаты подменить или подделать нельзя.

В боевом составе сборной России по 53 олимпийским видам спорта три тысячи человек, более двух тысяч из них входят в так называемый международный пул тестирования, к которому мы отношения не имеем. Вы ведь знаете, какой у топовых спортсменов календарь. Они в России месяцами не бывают! Как улетят в начале сезона на сборы, там потом и переезжают с одного старта на другой. Кто их тестирует за рубежом? Мы зачастую и не знаем. Может, кельнская лаборатория или лозаннская. При этом количество положительных допинг-проб у наших спортсменов на уровне других ведущих стран - до двух процентов. Столько у Германии и у Америки, а у 53 государств процент дисквалифицированных еще выше. Но я не слышу, чтобы туда направлялись комиссии WADA с проверками. Зато российским легкоатлетам грозят новыми разоблачениями и пропуском Олимпиады в Рио! Черную метку выписывают…

- Не любят на Западе Россию?

- Не могут понять, как мы стали побеждать. Вроде бы эти русские утратили ведущие позиции в спорте, откатились во второй эшелон, а тут вдруг - бац! - и они опять среди лидеров. Понятно, это нравится далеко не всем…

Попытки наездов на Россию - модный тренд, способ продемонстрировать крутизну. Но не нужно путать политику и спорт.

- Что дальше, Виталий Леонтьевич?

- Будем продолжать работать. Нет такого, будто кто-то открыл нам глаза. О проблемах известно давно. Кстати, и комиссия WADA подтвердила: это касается не только России и не только легкой атлетики, но и других видов спорта. Бороться - так комплексно и повсеместно.

Да, в ВФЛА не все гладко. В прошлом году двадцать два атлета были нами дисквалифицированы, но, повторяю, это не больше, чем в других странах. Вся система борьбы с допингом направлена на то, чтобы защитить честных спортсменов. Любые санкции должны наказывать нарушителей. А из-за дисквалификации нашей федерации могут пострадать, например, Елена Исинбаева, которая готовится к пятой Олимпиаде в карьере, или Мария Кучина, неожиданно для многих победившая мировых рекордсменок и ставшая в Пекине чемпионкой планеты.

Их за что карать? Это предвзятость и попытка ослабить конкуренцию на Играх. Зачем перекладывать с больной головы на здоровую?

Вот сейчас у нас хотят забрать два турнира. Россия может не принять командный чемпионат мира по ходьбе и юниорское первенство. Ну, и кому от этого лучше? Точно не спортсменам. Все прекрасно знают, как наша страна умеет организовывать соревнования.

Мы готовы провести еще одну реформу ВФЛА, коль ранее принятые меры не устроили. Был заменен глава национальной федерации, уволен главный тренер, зачищена вся система, в Пекин на чемпионат мира 2015 года мы отправили обновленную команду из семидесяти человек, не включив в нее представителей дисциплин, по которым у нас были сомнения. В том числе, и ходоки никуда не поехали. Всему миру мы показали, что хотим побеждать честно. Могу заверить: подавляющее большинство российских спортсменов чистые. Просили IAAF об одном: защитите их. Не сработало…

Я возьму ситуацию в ВФЛА под жесточайший личный контроль, мы проведем внеочередные выборы и через три месяца сможем показать IAAF новое лицо федерации. Собственно, я сейчас предлагал президенту Себастьяну Коу радикальный шаг: мы сами на полгода приостанавливаем аккредитацию ВФЛА, а ее права временно переходят Олимпийскому комитету России, который и повезет легкоатлетов в Рио. Нет, на это в IAAF не пошли…

- Но в итоге попадут наши бегуны и прыгуны в Бразилию?

- Хочу всех успокоить. Даже не сомневайтесь. Олимпиада без России, как свадьба без музыки. Это убьет все устои спорта.

Откровенно скажу: не в нас дело, а в международных спортивных институтах. Там надо разбираться, их реформировать. Министры во всех странах время от времени меняются, а члены МОК, FIFA, UEFA сидят в креслах десятилетиями. До восьмидесятилетнего возраста и старше. У них все хорошо, стабильно… Думаю, дисквалификация ВФЛА - это попытка ухода от решения проблем. Отстранив нас, можно угодить многим - и политикам из числа "друзей" России, и спортивным конкурентам…

Лидерам мирового спорта пора взять ситуацию в руки, не давать манипулировать собой "независимым комиссиям", английским газетам и немецким телеканалам… Впрочем, это тема для отдельного разговора.

Да, в ситуации с допинговым скандалом у нас было два пути: жесткая реакция вплоть до отстаивания интересов в суде. И еще не факт, чья взяла бы. Но Владимир Путин дал иную установку. Он отверг путь конфронтации, обязав искать компромиссы, пути взаимодействия с международными федерациями. Этим мы и намерены заниматься. Хватит уже "сенсаций", новые нам не нужны. Главная наша цель – защита спортсменов и наказание персонально тех, кто виноват.

Что же касается Рио, бесспорно, тяжелая будет Олимпиада. Тяжелая…Работаем, готовимся. Хотя основная нагрузка лежит на федерациях - министерство не может и не должно их подменять, это противоречит Хартии МОК. Да, в ряде, так сказать, медалеемких видов спорта у нас проблемы. Надо подтягивать академическую греблю, пулевую стрельбу, плавание, ту же легкую атлетику. И даже там, где мы традиционно доминируем, становится все сложнее побеждать. Многим надоело, что все золото забирают русские синхронистки и художественные гимнастки. Вот и придумывают новые правила, меняют регламенты, чтобы усложнить нам жизнь. Пока справляемся, но конкуренция растет.

- А футбольный чемпионат у нас под шумок не отнимут? Особенно после недавних откровений Йозефа Блаттера, вдруг заявившего о неких "джентльменских соглашениях" при выборе стран - хозяек ЧМ-2018 и 2022?

- Но это ведь не мы договаривались, правда? И не с нами. Мало ли кто, с кем и о чем вел беседы при закрытых дверях? Россия официально подала заявку, победила в конкурентной борьбе, и никто не может оспорить наше право на чемпионат, тем более отнять его.

Прекрасно помню, как принималось решение о выдвижении кандидатуры России, поскольку участвовал в этом. Мы постарались вписаться в стратегию, которую проповедует ФИФА, продвигая чемпионат мира в страны и регионы, где ранее подобные турниры не проводились. Это давняя идея Блаттера. Сначала появились Япония и Южная Корея, потом - ЮАР... Почему России было не стать следующей?

Перед отлетом в Цюрих на исполком я в Ново-Огарево доложил Владимиру Путину обстановку. Никто не гарантировал нашу победу, и поддержка Владимира Владимировича очень пригодилась бы в Швейцарии. Так уже ведь было в Гватемале, когда выбирали Сочи. Но два раза один и тот же прием мог не сработать, наоборот, возникал риск, что присутствие Путина кто-то расценит как попытку давления. Поэтому Владимир Владимирович позвонил Блаттеру и сказал, что прилетит в Цюрих, если выбор окажется в пользу России. Так и получилось: через пятнадцать минут после объявления итогов голосования Владимир Владимирович сел в самолет и вскоре присоединился к нашей делегации, праздновавшей триумф. Тогда же Путин подтвердил исполкому ФИФА и лично Блаттеру, что Россия выполнит все взятые на себя обязательства. С тех пор ни разу мы не дали оснований хоть на секунду усомниться в своих словах.

- Но ЧМ-2018 застрахован на случай переноса его из России?

- Эти вопросы относятся к компетенции ФИФА. Схема давно отработана, все сделано, как положено.

- Значит, если у нас все-таки отберут турнир, можем рассчитывать на компенсацию?

- Предусмотрена солидная страховая премия. Но никто у России ничего не отнимет. Этого не случится ни при каких обстоятельствах. Исполком в Цюрихе давно принял необходимые решения по ЧМ-2018, многократно их подтвердил. Даже не могу вообразить, что за форс-мажор должен приключиться для отмены. Если только ФИФА самоликвидируется, или американское правосудие выдвинет против нее очень серьезные обвинения в коррупции. Не верю ни в первое, ни во второе. Во всех расследованиях, проводимых властями США и Швейцарии, ФИФА выступает пострадавшей стороной. Подозреваются и обвиняются физические лица, а непосредственно к федерации претензий пока нет. Если это случится, тогда настанут трудные времена.

Я читал интервью, которое Блаттер дал ТАСС и вашим английским коллегам. Что сказать? Остается лишь цитировать классика О’Генри: "Любую корпорацию можно разрушить изнутри". Увы, это и происходит на наших глазах. Публичные выяснения отношений между Блаттером и Платини не пошли на пользу делу.

Репутационные издержки серьезные. Сегодня в футбол в разных странах играет около четырехсот миллионов человек. ФИФА - мощнейшая международная организация, вложившая десятки миллиардов долларов в развитие игры на планете. Построены тысячи стадионов и детских академий, на высшем уровне проводятся крупнейшие турниры… А теперь это может быть перечеркнуто коррупционным скандалом.

Я сидел на последнем исполкоме, слушал выступления и не мог понять, что же происходит. Нанята крупная адвокатская контора из Америки, призванная как бы защищать интересы ФИФА. Без ее ведома теперь шагу ступить нельзя. Блаттер создал независимый комитет по этике, который его же и отстранил от работы на 90 дней. А затем и Платини вывел из игры. При условии, что на носу выборы нового президента ФИФА. Как это возможно? В моей голове подобное не укладывается. В результате видим парадоксальную картину: аппарат работает, а действующий глава ФИФА не может исполнять служебные обязанности. Я прямо спросил Блаттера: "Как вы допустили такое? За миллионы долларов из кассы ФИФА позвали американскую компанию во главе с бывшим прокурором Майклом Гарсией, который против вас и начал расследование. За ваши деньги! Ну анекдот, честное слово!"

- Блаттер и вас, Виталий Леонтьевич, в интервью вспомнил, сказав, что совмещение постов министра спорта и главы РФС - не самое мудрое решение. Конфликт интересов налицо.

- Для объективной оценки надо знать нюансы. Я не собирался ничего совмещать, это не входило в мои жизненные планы. Так сложились обстоятельства. История тяжелая. Морально и физически. С чем сравнить, чтобы стало понятнее? Ну если бы директор крупного завода или концерна параллельно руководил еще и цехом - важным, ключевым, тем не менее одним из многих. РФС - хозяйство ведь приличное. Тут и региональные федерации, и двадцать две национальных команды, и профессиональные клубы, и любительские лиги, и массовый футбол… Все это требует времени, постоянного внимания.

- И чем, к примеру, была плоха кандидатура Валерия Газзаева? Полагаете, он не справился бы с обязанностями начальника "футбольного цеха"?

- Не могу давать оценки коллегам, это не слишком корректно. Скажу одно: футбольный мир тесен, все прекрасно знают, кто и на что способен. Валерий Георгиевич внес в свою программу абсолютно правильные и разумные предложения, но напротив каждого пункта просился вопрос: как этого добиться на практике? Легко написать, что нужно привлечь миллиард рублей на один проект, два миллиарда - на другой, а где их взять, эти деньги? Или следующая идея: давайте повысим посещаемость матчей российского чемпионата. Прекрасно! Только как, за счет чего это сделать?

- А у вас есть ответы, Виталий Леонтьевич?

- Не ставлю перед собой целей, которых нельзя достигнуть. Стараюсь подходить к решению задач прагматично, не опережая события и не загоняя ситуацию в тупик.

Никогда не скрывал, что не хотел уходить из РФС в 2009-м, поскольку не успел реализовать многие планы. Но Дмитрий Медведев, который был тогда президентом страны, решил, что крупные чиновники не должны возглавлять спортивные федерации.

- Сколько их сейчас в России?

- Около ста тридцати. Из них пятьдесят три - по олимпийским видам спорта.

- Оставшиеся пятьдесят две не ревнуют министра к РФС?

- Уже говорил: футбол - больше, чем игра. Им регулярно занимаются свыше двух с половиной миллионов россиян, топовые матчи сборной смотрит до шестидесяти процентов населения страны. Это заметное социальное явление! Де-факто РФС - федерация номер один. Так должно быть во всем - в организации, экономической модели, культуре, структуре... Я стремился к этому, пока возглавлял Союз. За шесть лет, которые наблюдал за российским футболом как бы со стороны, были приняты определенные стратегические решения, все пошло не совсем так, как я видел. Теперь надо возвращаться к прежним наработкам.

Конечно, если бы не чемпионат мира в России, вряд ли бы я вернулся в РФС. И уж точно не настаивал бы на совмещении. Да и руководители страны не стали бы поддерживать меня в этом. Понятно, что такие решения принимаются с ведома первых лиц государства. Дмитрий Анатольевич не изменил мнение, он по-прежнему считает, что крупные госчиновники в ранге министра и выше должны выполнять прямые обязанности, не отвлекаясь на общественные нагрузки вроде руководства спортивными федерациями. Я согласен с такой позицией. Но в данном конкретном случае и президент страны, и премьер-министр исходили из того, что успешное проведение чемпионата мира по футболу - серьезнейшая задача, требующая мобилизации усилий на ближайшие два с половиной года.

Все ведь не ограничивается строительством спортивных объектов или решением организационных вопросов. По большому счету, гости приедут в Россию на футбол, остальное для них - фон. Поболеют за любимые команды, полюбуются красотами Москвы, Петербурга, Казани, других городов да разъедутся по домам. А мы останемся. Подготовка чемпионата - отличный шанс для инфраструктурного прорыва. Но даже это не все. После Олимпиады в Сочи появились не только стадионы и ледовые арены, новый аэропорт, дороги и тоннели. В спорт пришли тысячи новых ребятишек - в лыжные секции, конькобежные... Шорт-треком стали заниматься в четыре раза больше детей, чем до Олимпийских игр!

Шансом надо воспользоваться. Да, мы проводим в России крупные международные соревнования, чтобы дать толчок отечественной экономике. Но есть и нематериальное наследие - популяризация спорта, инвестиции в здоровье нации.

Неужели кто-то станет возражать, если после 2018 года российский футбол выйдет на качественно иной уровень?

- А почему вы считаете, что случится рост?

- Помню разговор с Владимиром Путиным, когда наша сборная не пробилась на чемпионат мира 2006 года. Президент спросил, почему мы так плохо играем в футбол, и я ответил, что главная причина лежит на поверхности. На тот момент в стране было 1500 детских спортшкол, отделений и классов, где футболом занимались триста тысяч детишек. А обеспеченность тренировочными полями составляла тридцать процентов, и даже среди этого малого количества насчитывалось лишь восемьдесят полей с искусственным покрытием.

Чему мог научиться мальчишка, какой технике и тактике, если весной и осенью он гонял мяч по щиколотку в грязи, а зимой и подавно вешал бутсы на гвоздь, поскольку крытых манежей в стране - раз, два и обчелся? Я сказал тогда, что нельзя стать скрипачом, не имея возможности взять в руки инструмент. Так и с футболом. Надо было построить хотя бы по одному полю для каждой спортшколы.

Владимир Владимирович со мной согласился, тут же позвонил главе Минэкономразвития Грефу: "К тебе придет Виталий, выслушай его". Герман тогда очень помог, мы сделали программу развития футбола в стране. Вот что такое настоящий министр экономики!

- Это в чей огород камень, Виталий Леонтьевич?

- Да ни в чей! Я говорю, что надо думать не только об уровне инфляции или пытаться угадать цену на нефть, но видеть реальные проблемы, правильно расставлять акценты и приоритеты. В конце концов, физкультура и спорт тоже влияют на экономику. Если люди будут сильнее и здоровее, качество жизни улучшится, а значит, повысится конкурентоспособность, производительность труда…

- Давайте, Виталий Леонтьевич, на время все-таки отвлечемся от футбола. Иначе никто не поверит, что вы по совместительству и министр спорта.

- Это в РФС я совмещаю, а основное мое место работы здесь, на улице Казакова, 18. Когда в 2009 году возглавил министерство, мы разработали и приняли стратегию развития физической культуры и спорта в стране. До этого ее попросту не существовало! Финансирование шло по принципу: захочу - дам, не захочу - не дам. Я полез в документы перспективного планирования вплоть до 2020 года и увидел, что расходы на физкультуру и спорт записаны в разделе социальной защиты. Мы добились, чтобы их выделили в отдельную строку бюджета. Сегодня на эти цели заложено 73 миллиарда рублей.

- А как вы относитесь к разговорам о возможной ликвидации Минспорта с передачей его функций Минкультуры?

- Сегодня это уже не имеет никакого значения, поскольку государственная политика в области спорта разработана, и она будет реализовываться вне зависимости от любых административных реформ.

- Но вас лично наверняка ведь волнует, сохраните ли пост, Виталий Леонтьевич.

- Послушайте, я совершенно спокоен. Для меня кресло ничего не значит, не держусь за него. Другой вопрос, что идея упразднения профильного министерства выглядит несколько преждевременной. Экономия получится относительная, выгода копеечная, больше придется потратить на переделку вывесок для офисов и заказ новых бланков с печатями. Впрочем, решение пока не принято, это один из вариантов реформы правительства, который обсуждается в экспертном сообществе.

На мой взгляд, речь надо вести о роли государства в регулировании отдельных отраслей экономики.

- На заседаниях в Белом доме вы с кем рядом сидите?

У нас алфавитный порядок. Если все в Москве, мои соседи - Денис Мантуров, глава Минпромторга, или Михаил Мень, министр строительства. У каждого свое место в команде и зона ответственности. Все строго по заведенным правилам.

Кстати, и в этом смысле мы выглядим вполне на уровне, если судить по спорту высших достижений. Посмотрите на место России в мировых рейтингах по некоторым областям деятельности. Не буду пальцем тыкать в сторону коллег, но иногда показатели весьма скромные. А наши спортсмены на крупнейших соревнованиях, будь то зимние или летние Олимпийские игры, практически всегда держатся в топе, сборная России входит в тройку лидеров командного зачета. Один раз мы провалились в Ванкувере, вылетев из первой десятки. Я не успел вернуться из Канады в Москву, а тут уже требовали моей немедленной отставки с поста министра. Сразу сказал, что готов встать и уйти, но дело не во мне, нельзя делать только кадровые выводы. Дмитрий Медведев, бывший президентом страны, и в особенности взявший на себя основной удар критики Владимир Путин согласились с моими доводами, не стали, не разобравшись, рубить головы.

К моменту Игр в Ванкувере я лишь пару месяцев был полноценным министром, и спрашивать с меня за результат выступления сборной было бы странно.

- Но вас ведь назначали главой Минспорта еще в мае 2008-го, перед Пекином.

- Возможно, все позабыли, что тогда существовала трехуровневая система управления. Министерство вырабатывало политику в отрасли, федеральное агентство ее реализовывало, а службы контролировали, все ли делается по плану. Классическое размывание ответственности и ликвидация принципа единоначалия! Не семь нянек, но три. Лебедь, Рак и Щука... С 1991 по 2008 годы структура управления российским спортом менялась одиннадцать раз. Одиннадцать! То к министерству труда припишут, то к Минздраву… Разве нормально поработаешь в подобных условиях? Мне, извините, сидеть было негде, я занимал кабинет в Белом доме. Так не могло продолжаться вечно.

В итоге вертикаль выстроили, но случилось это только в 2010 году, когда ликвидировали федеральные агентства, и министерства получили возможность распоряжаться бюджетом.

Конечно, реально повлиять на подготовку к Играм в Ванкувере я уже не мог. Государство не управляло процессом, сборные оказались предоставлены сами себе, все отдали на откуп Олимпийскому комитету России и федерациям. Даже ведущие спортсмены получали мизерные стипендии и без конца мотались по коммерческим стартам, зарабатывая там лишнюю копейку. А надо было сидеть на сборах и готовиться. Да что вспоминать? Хорошо, что эта страница осталась в прошлом, мы ее перевернули, сделали правильные выводы, которые помогли выстрелить в Сочи. И я признателен руководству страны за поддержку.

- Правда, пять золотых медалей из тринадцати нам принесли легионеры - Виктор Ан и его тезка Уайлд. Так сказать, импортозамещение наоборот.

- Да какая разница? Послушайте, это же элементы геополитики! Но мы паспортами не торгуем. Скажем, в Казани учится студент из Кении, бегун на длинные дистанции, который изъявил желание остаться в России и выступать за нее. Мы с решением не торопимся. Смотрим на ситуацию прагматично. Нет такого, чтобы гоняться по миру и искать, кого бы сюда заманить. Правда, в футболе прозевали сейчас перспективного игрока…

С просьбой дать российское гражданство тому или иному спортсмену обращаюсь к президенту в исключительных случаях. Для меня это не пустой звук. Имею сегодня несколько аналогичных заявок, но не спешу, откладываю, изучаю биографию каждого кандидата. Я обязан понимать, за кого прошу. Это должны быть атлеты масштаба баскетболистов Бекки Хэммон или Джона Роберта Холдена.

Юко Кавагути сама написала письмо Тамаре Москвиной, объяснив, что в Японии плохо развито парное катание, и она не может подобрать партнера. Татьяна Волосожар тоже никак не находила пару, пока не встретила Макса Транькова. Сейчас они муж и жена…

И Виктора Ана родная Корея списала со счетов. Когда мы его взяли, он был ломаный-переломаный. Построили в Новогорске современный центр для шорт-трека, где сборная могла тренироваться хоть сутки напролет, пригласили высококлассного тренера, обеспечили медико-биологическое сопровождение, составили календарь… К слову, одну из медалей в Сочи Ан завоевал в эстафете вместе с нашими ребятами.

Вик Уайлд никогда не блистал в сборной США, оставался на вторых ролях, а по-настоящему раскрылся в России. Мы создали условия для этого. Иллюзия, будто все так легко и просто: взял иностранца, вручил российский паспорт, и тот начал приносить медали. Любому успеху предшествует большая работа. Перед Сочи мы усовершенствовали систему управления сборными, усилили контроль, укрепили кадровый состав, поменяли семь президентов федераций, сделали прозрачными бюджеты, внесли пятнадцать поправок в закон о спорте... Теперь ни одна федерация не может назначить главного тренера без согласия министра, никто не получит аккредитацию, если не защитит программу развития и не положит на стол план подготовки национальной команды. Как любил говорить Михаил Горбачев, процесс пошел!

- Вернемся к футболу, Виталий Леонтьевич. Когда проезжаете мимо Манежной площади, смотрите туда, где установлено табло, ведущее обратный отсчет до старта ЧМ-2018?

- Обязательно бросаю взгляд. И внутренне отмечаю, что, казалось бы, еще вчера в запасе была тысяча дней, а теперь уже меньше 950… Время летит очень быстро!

- Порой даже слишком. В какой-то момент табло даже стало его опережать.

- Это все из разряда курьезов, которые непременно сопровождают любые крупные мероприятия. Наши народные умельцы постарались: решили посмотреть, как устроен механизм, и что-то там слегка подкрутили. Сначала остановили часы, потом ускорили. Кулибины! Теперь мы все аккуратно закрыли, не подберешься. И время идет как надо. Хотя его все меньше и меньше.

- Понятно, сейчас недосуг особо задумываться, что будет после 15 июля 2018-го, когда состоится финальный матч ЧМ, и все же… Для кого строятся красавцы-стадионы, если в Сочи и Волгограде нет профессиональных футбольных команд, "Балтика" и "Волга" окопались в первом дивизионе, а "Мордовия" и "Рубин" рискуют вылететь из премьер-лиги?

- Не сгущайте! Во-первых, футбол - игра непредсказуемая, турнирная таблица может радикально измениться за пару месяцев. Во-вторых, в том же Волгограде сильны футбольные традиции, все прекрасно помнят "Ротор". Словом, почва для возрождения есть.

На старте ФИФА категорически не хотела снижать вместимость арен, поскольку это автоматически ведет к падению доходов от продажи билетов, но мы доказали, что в Калининграде и Екатеринбурге надо строить стадионы не на 45 тысяч мест, как планировалось, а на 35 тысяч. Посещаемость на матчах российского чемпионата в этих городах, мягко говоря, не зашкаливает, зачем плодить фантомы, которые будут пустовать после 2018 года? Кроме того, Центральный стадион в Екатеринбурге - памятник архитектуры, ломать его до основания нельзя. Это позволило сэкономить определенные деньги на строительстве.

Уверен, ЧМ-2018 повысит интерес наших людей к футболу. Давайте смотреть в будущее с оптимизмом.

Топовые матчи и сегодня проходят с аншлагом. Скажем, когда "Спартак" принимает "Зенит", на "Открытие-Арене" собирается 45 тысяч болельщиков. И в Казани за игрой "Рубина" против московского "Локомотива" в июле 2013-го наблюдала такая же аудитория. Могу засвидетельствовать как очевидец: ни одного свободного места! Правда, потом "Казань-Арену" отдали в распоряжение пловцам, проводившим там свой чемпионат мира, но теперь стадион снова стал футбольным. И 5 ноября на поединке "Рубина" с "Ливерпулем" в Лиге Европы трибуны опять заполнились весьма неплохо, хотя игра началась в девять вечера и в Казани было холодно.

Проверено практикой: новая арена повышает посещаемость матчей на треть. Это мировая статистика. Как закрепить достигнутый результат - уже другой вопрос. Но у меня нет сомнений, что потенциал далеко не исчерпан.

Надо работать - серьезно, последовательно, без шараханий из стороны в сторону. Вот скажите мне, что выиграл наш футбол после перехода чемпионата на вариант "осень-весна"? Я и тогда говорил: по сути, ничего не изменилось, кроме нумерации кругов. Единственный плюс - завоевавшие право участвовать в еврокубках команды стартуют в турнирах не через восемь месяцев, как раньше, когда полсостава могло смениться, а почти сразу. Но стоило ли ради этого ломать систему организации соревнований во всех лигах? О премьер-лиге подумали, а про остальной обоз забыли - про первый дивизион, второй… Им ведь тоже пришлось перестраиваться под новую формулу. Решение фактически было продавлено в интересах топ-клубов. Но, напомню, Кубок УЕФА "Зенит" и ЦСКА выигрывали при прежнем календаре…

Мы обречены играть в футбол летом, по-другому не получится, Россия - северная страна.

- Тем не менее пока вы не планируете возвращаться к старой модели?

- Опять начнутся метания: ввели - отменили… Не хочу принимать решение самостоятельно, надо, чтобы высказались все заинтересованные лица.

На днях в прессе появились утечки о том, как мы планируем реформировать российский футбол при подготовке к ЧМ-2018. Не знаю, откуда люди черпают информацию, но точно не от меня. Действительно, на ближайшем исполкоме РФС собираюсь говорить о стратегических задачах, которые предстоит решить. Но не о том, чтобы все поставить с ног на голову. Будем действовать аккуратно, точечно. Да, и систему проведения соревнований попробуем модернизировать, но, повторяю, не ради революций.

Надо повышать качество отечественного футбола, тогда и зрители пойдут на стадион. В Англии или Германии у болельщиков главная проблема: где достать лишний билет? Так должно быть и у нас. Но нужно набраться терпения. В той же Британии футбольные традиции закладывались на протяжении десятилетий, нам есть чему поучиться. И не только в культуре боления, но даже в показе матчей по телевидению. Высокий уровень!

- Скучную игру не спасет и самая привлекательная картинка. Наши телевизионщики не особо рвутся отдавать эфир российскому футболу, понимая: рейтинг на нем в любом случае не сделаешь.

- Не стал бы так обобщать. Ясно, что у федеральных каналов аудитория очень разная, и интересы у нее самые широкие, но матчи сборной практически всегда пользуются популярностью. Вот и за решающими поединками с командами Швеции и Черногории на Первом канале следило очень много зрителей. Насколько знаю, лишь у шоу "Голос" цифры были выше. Если канал станет постоянным партнером РФС в трансляциях игр национальной сборной, буду счастлив. Приятно иметь дело с профессионалами!

- А что скажете про "Матч ТВ"?

- Выводы делать преждевременно, надо присмотреться, но появление общедоступного федерального спортивного канала могу только приветствовать. Тина Канделаки - человек талантливый, увлеченный, не новичок на телевидении. Надеюсь, у нее все получится, хотя задача стоит сложная.

Никогда не скрывал критического отношения к тому, что созданный перед Олимпиадой в Афинах телеканал "Спорт" со временем трансформировался в "Россию-2", и доля спортивного вещания на нем снизилась до сорока процентов от общего объема показа. Это имело негативный резонанс, люди выказывали неудовольствие, мне не раз и не два приходилось отвечать на вопросы, почему случился такой резкий обвал. Не станешь ведь без конца объяснять, что для качественной работы канала надо покупать права на трансляции топовых чемпионатов и соревнований по разным видам спорта, а руководство ВГТРК по каким-то причинам не особенно стремилось вкладывать средства в контент. Я многократно поднимал тему, говорил с Олегом Добродеевым. Эффект нулевой. Могли раскрутиться, но не стали.

Теперь дерзают другие. Свято место пусто не бывает.

- Канал только создан, а ему уже делаются преференции. Скажем, предлагается разрешить именно на сайте "Матч ТВ" эксклюзивно давать рекламу букмекерских контор и зарабатывать на этом. С чего вдруг такой аттракцион невиданной щедрости?

- Не обращайте внимания! Решение ведь пока не принято. Это лишь проект закона, разработанный Минфином. Его специально опубликовали, чтобы желающие могли почитать документ, определиться с отношением к нему. Впереди обсуждение с участием экспертов, выскажутся все заинтересованные стороны, обязательно будет обмен мнениями и в правительстве. Дмитрий Медведев ввел такой порядок. Напрасно думаете, будто принятие закона - простая процедура. Надо пройти много кругов, пока документ попадет в Думу. А может, он туда и не доберется, если забракуют раньше, отправят на переделку. Депутаты тоже будут крутить проект с разных боков, вносить поправки, голосовать в трех чтениях… Пока еще президент подпишет! Порой на выходе получается совсем не то, что изначально задумывал разработчик.

И у меня к закону есть вопросы. Не понимаю, почему букмекеры не платят проценты клубам, на чьи матчи принимают ставки. Значит, одни несут на себе финансовое бремя содержания команд, а другие тупо на них зарабатывают? Но так не бывает! Делиться надо, как призывают опытные экономисты.

Мы ведь говорим о профессионализации спорта, уходе от бюджетного финансирования. Тогда давайте лучше защищать интересы клубов. А то права на телетрансляции стоят копейки, букмекеры даже этого не отчисляют... Билеты на матчи дешевые, посещаемость низкая, пивом на стадионах торговать запрещено, и откуда, интересно, клубы деньги возьмут?!

- Пара вопросов о национальной сборной. Вы несколько раз меняли показания, хотя давно могли сказать: Леонид Слуцкий останется совместителем до окончания Евро-2016. Почему сразу так было не сделать?

- Это наиболее здравый шаг. Мы находимся в середине сезона премьер-лиги, у сборной осталась последняя товарищеская игра, а основная подготовка к Евро начнется уже весной. Зачем искусственно ослаблять лидера национального чемпионата, ведущего борьбу и за еврокубки? Всех кандидатов в сборную Леонид Викторович прекрасно знает, они у него перед глазами… Не вижу смысла сегодня ломать копья.

- А дальше?

- Надо для начала дождаться жеребьевки Евро-2016, которая пройдет 12 декабря в Париже. Ударная концовка отборочного турнира и четыре победы подряд позволили существенно улучшить наши позиции в рейтингах ФИФА и УЕФА, и теперь мы будем во второй корзине вместе с Италией, Хорватией, Швейцарией. Посмотрим, какие соперники попадутся, как будущим летом сыграем во Франции, а потом сядем и все решим. В конце концов, это в интересах Леонида Викторовича. Успешно выступим на Евро - одна ситуация, нет - совсем иная. Может, по итогам турнира и обсуждать будет нечего. Подписанный контракт никого ни от чего не защитит, все предпочтут смотреть на конкретный результат. Словом, тренер тоже не заинтересован в форсировании событий.

- А может, РФС не в состоянии выкупить контракт Слуцкого у ЦСКА? Поиздержались на Капелло? Как сказал мой коллега Евгений Дзичковский, "не стыдно жить бедно, стыдно жить дешево".

- Ваши коллеги много чего говорят: сегодня - одно, завтра - другое… Я с ребятами-футболистами постоянно общаюсь, тот же Игорь Акинфеев признавался, что каждый приезд в сборную - стресс для него. Человек чувствует ответственность. А журналисты порой пишут как бог на душу положит. Если бы команда не пробилась на Евро, парней затоптали бы вместе с тренером! И уже не с Капелло, а со Слуцким!

Никто не запрещает критиковать, но делайте это объективно, непредвзято. Зачем морально убивать? Не успел я провести в РФС собрание с коллегами, детали тут же выложили в Сеть. Но это внутренние разговоры, не для широкой аудитории. Люди хотят раздуть конфликт вместо того, чтобы делу помочь.

Так и с доном Фабио. Ну при чем тут он и контракт Слуцкого? Только ленивый не плюнул в сторону итальянца, между тем Капелло много сделал для нашего футбола. Или все забыли, что именно этот тренер вывел российскую сборную в финальную часть чемпионата мира? Спустя двенадцать лет!

- В случае выхода на Евро итальянскому мэтру полагался бонус. Достанется ли он Слуцкому?

- Все, что нужно, Леонид Викторович получил. И еще получит. В оговоренные сроки. Вы за него не переживайте.

- Называлась сумма - миллион евро.

- Сказать можно что угодно, хоть миллиард, а мне потом комментировать чей-то бред? Чистой воды провокация! Нашему футболу чего по-настоящему не хватало? Точки опоры. Отсутствовал центр принятия решений, люди боялись брать ответственность на себя. А меня это никогда не пугало. Мы сами во всем разберемся, без помощи добровольных советчиков и подсказчиков. Справимся!

- Из-за экономического кризиса сейчас всем приходится затягивать пояса. Оргкомитет чемпионата мира по футболу, полагаю, не исключение?

- В середине июня правительство России приняло постановление об изменениях в подготовке ЧМ-2018. Общий бюджет сократился на тридцать миллиардов рублей. Сверх этого уменьшать его не будут, что зафиксировано в официальных документах. Как и планировалось, через два года в России появится 122 новых футбольных объекта, включая двенадцать современных стадионов. И это будет прорыв!

Признаюсь: когда пять лет назад принималось решение о выдвижении российской заявки, я преследовал определенную корыстную цель. Как президент РФС понимал: без крупного турнира мы еще долго не построим новые арены, так и будем довольствоваться тем, что досталось, точнее, осталось с прошлого века. "Лужники", "Динамо", "Петровский"…

2 декабря 2010 года Россия выиграла право принять чемпионат мира, и тем же вечером Владимир Путин заявил на итоговой пресс-конференции в Цюрихе, что мы уложимся в 300 миллиардов рублей. Такую сумму правительство было готово выделить из федерального бюджета. На строительство стадионов, аэропортов, дорог, развитие прочей инфраструктуры... Словом, на все. Пять лет прошло, и мы практически не вышли за рамки обозначенной цифры. Сегодня речь идет о 336 миллиардах бюджетных рублей. Убежден, впишемся в эти параметры.

- На чем экономите?

- Оптимизируем. Неизбежный шаг. Ищем новые варианты проектных решений, вместо банковских гарантий планируем использовать безакцептное списание сумм при неисполнении контрактов, проработали с Минпромом структуру строительства стадионов, посмотрели, какие импортные комплектующие и материалы можем произвести сами, заменить их отечественными.

Рассчитываем и на инвестиции. А пока подрезали то, без чего в состоянии обойтись.

Скажем, ФИФА первоначально требовала, чтобы во всех городах, где пройдут матчи ЧМ-2018, помимо главного стадиона, были оборудованы по четыре тренировочных поля с трибунами на пятьсот мест, освещенностью пятьсот люкс, раздевалками и залом для пресс-конференций. Иными словами, по основному полю для каждой команды плюс по запасному на случай внезапной непогоды. Мы убедили чиновников ФИФА, что вполне достаточно трех тренировочных полей на город - с одной резервной площадкой. Летом в России не бывает таких природных катаклизмов, чтобы сразу оба поля пришли в негодность.

Признаться, эти небольшие стадиончики меня очень радуют. На мой взгляд, именно они - главное наследие чемпионата. Построим сто один такой объект и передадим в собственность детским спортшколам, поскольку работы ведутся на государственные деньги. Уже сейчас расписано, кому и что достанется в 2018-м.

И по другим программам мы прошлись с карандашом, заново скрупулезно пересчитывали каждый пункт. Так, ФИФА по максимуму закладывала размещение во всех городах. Мы прикинули, сколько мест может понадобиться реально. Вот команды, вот болельщики, вот журналисты - суммировали и получили цифры, от которых предложили плясать. Ну зачем в Саранске несколько пятизвездочных отелей? Кто будет в них останавливаться после чемпионата мира? В итоге договорились процентов на сорок уменьшить количество гостиничных мест, определив минимум, ниже которого опускаться нельзя.

- РФС достался вам с дырой в бюджете около двух миллиардов рублей. За короткое время вы сократили долг вдвое. Каким образом?

- Шучу, что сумел перейти от критической ситуации к очень сложной… Да, кредиторская задолженность была большой, но, во-первых, мы провели оптимизацию. Во-вторых, нас очень выручил господин Усманов, частично выплатив то, что РФС оставался должен Фабио Капелло. Также Алишер Бурханович помог с премиальными для футболистов за выход на Евро. По сути, он пожертвовал эти деньги.

- Леониду Федуну РФС задолжал около двухсот сорока миллионов рублей.

- Мои предшественники брали деньги под определенный процент, поэтому набежало еще почти пятнадцать миллионов… Долг выкупила компания "Телеспорт", та в свою очередь имела кредиторскую задолженность перед РФС. Произошел взаимозачет. Сегодня мы полностью рассчитались с ИФД "КапиталЪ" и Леонидом Арнольдовичем. Проблема, к счастью, снята.

- А с Домом футбола на Таганке что собираетесь делать?

- Там такая история… Фактически мы описали круг и вернулись в состояние, в котором уже находились. Когда я пришел в РФС в середине нулевых годов, здание стояло недостроенным, все работы заканчивались уже при мне. Определенные суммы в проект инвестировала ФИФА. Сегодня Дом футбола принадлежит ООО "Московский центр бизнеса и спорта", где 54 процента - у нас, а оставшиеся 46 - у правительства Москвы. Строили на паях. Был третий акционер, но мы выкупили его долю. На настоящий момент у РФС есть серьезные задолженности за эксплуатационные расходы - свет, газ и прочую коммуналку. Мы ситуацию чуть скорректировали, погасили часть сумм, чтобы нам не вырубили коммуникации и не оставили сидеть впотьмах, работать при свечах.

Следующий вопрос: что дальше? Для столичных властей Дом футбола - непрофильный бизнес, они собираются продавать свой пакет акций. Моя задача - полностью выкупить здание, чтобы оно перешло в собственность РФС. Хочу завершить то, что не успел доделать в первый приход в Союз. Те, кто сменил меня, этой темой попросту не занимались, хотя тогда все было проще сделать. Но, думаю, решим проблему. И РФПЛ должна вернуться на Таганку, как изначально и замышлялось.

А в перспективе не исключаю создания нового технического центра РФС. Может, и тренировочная база сборных, и офис будут в Лужниках. Идея такая была, но шесть лет она провалялась без движения, сейчас начинаю потихоньку прорабатывать ситуацию.

Когда говорю, что футбол - больше, чем игра, подразумеваю и себя. Знаете, даже работая в молодости на флоте, я продолжал играть. Мы проводили "плавучий" чемпионат. И первый полупрофессиональный клуб я создавал еще главой Кировского района Ленинграда. Это самое начало девяностых годов. На Кировском заводе была команда, которая, как нетрудно догадаться, называлась "Кировец", а я нашел спонсора, и мы переименовали клуб в "Кировец-Космос". Играли во второй лиге и, помню, страшно собою гордились.

Потом уже в моей жизни появился "Зенит", который я акционировал. В Ленинграде на закате советской власти было 35 команд по игровым видам спорта. Большинство выступало очень прилично. Волейбольный "Автомобилист", баскетбольный "Спартак", гандбольная "Нева"… А потом заводы и другие предприятия города сбросили спорт с баланса, как ненужный груз. В детстве, когда я жил на Кубани, ходил с пацанами по дворам и колядовал, куплеты пел. Нам давали конфетки, печеньки. После пятого дома карамельки уже не брали, лишь шоколадки. Так и в Питере произошло: шустрый народ приватизировал заводы-пароходы, выкинув за борт спортивные команды. Как и остальную социалку. Зачем бизнесу лишние расходы? Оставили лишь то, из чего можно было извлечь прибыль, заработать.

Спорту очень туго пришлось в те годы. Помню, уже работая в Смольном в должности вице-мэра, писал докладную Анатолию Собчаку. Сообща искали варианты решения, изучали западный опыт. Я предлагал сделать из "Зенита" народный клуб, чтобы акционерами могли стать и болельщики. Мечтал, что президента будут избирать на стадионе открытым голосованием… Этого не получилось, но "Зенит" сохранили.

Частные клубы чем опасны? У владельца может перемениться настроение, надоест старая игрушка, он возьмет да и выбросит ее. Был в российском футболе клуб "Текстильщик" из Камышина, в какой-то момент даже в еврокубках играл. А потом главой РАО "ЕЭС", которое спонсировало команду, назначили Бориса Бревнова из Нижнего Новгорода. Он был равнодушен к футболу и прихлопнул "Текстильщик"…

- К счастью для "Зенита", Алексей Миллер футбол любит.

- Помню, как мы впервые попросили Алексея Борисовича помочь клубу… Он хорошо понимает социальную ответственность бизнеса. "Газпром" ежегодно инвестирует до шести миллиардов рублей в строительство спортивных сооружений в стране. Какой прекрасный ледовый дворец в Чебоксарах! Или манеж в Питере… Недавно у меня был глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров, рассказал, что "Газпром" обязался возвести в республике новый физкультурный комплекс.

Но, знаете, я противник использования административного ресурса. Ведь что происходило в российском футболе в последние годы? К примеру, крупной компании настоятельно "посоветовали" стать генеральным спонсором премьер-лиги, и та взяла под козырек. Потом хватка ослабла, и бизнесмены тут же отошли в сторонку. Мне такие партнеры не нужны. Если только для покрытия разового дефицита. А на системной основе постараемся работать с теми, кто заинтересован в сотрудничестве с РФС и понимает, что такое капитализация бренда. Это важно.

Скажем, я подписывал для сборной спонсорский контракт с Volkswagen. Да, сегодня у концерна возникли большие проблемы, но отношение к спорту является частью философии компании. Уверен, так будет и дальше. У Volkswagen есть свой футбольный клуб в Вольфсбурге, который, как мы знаем, участвует в Лиге чемпионов в одной группе с нашим ЦСКА…

Вот это серьезный подход!

- Почему же у Николая Толстых не получилось в РФС? Он ведь ваш человек, вы поддерживали его кандидатуру на выборах.

- Не делю людей на своих и чужих. Не мой подход! Может, потому и добиваюсь определенного результата, что опираюсь на те кадры, которые есть. У каждого свой уровень. Когда пришел в министерство, почти никого не уволил. И в РФС не стал разгонять команду. Если люди справляются с обязанностями, пусть работают. Я сказал: "Коллеги, вы знаете экономическую ситуацию. В штате РФС числятся 166 человек. Многовато для общественной организации, которая сама ничего не производит. Главное направление у нас - спортивное, его и надо развивать. Не только профессиональный футбол, но и массовый, детско-юношеский. Судейско-инспекторский комитет оставим, раз ФИФА и УЕФА требуют независимости этого органа. А дальше - посмотрим. Будем разбираться". Финансовый комитет, юридический, медицинский, технический… Это же обслуживающие звенья, чем они реально занимаются? При нулевых результатах - спасибо и до свиданья.

Прежде у президента РФС был штат помощников. Чуть ли не на каждый день недели: один помогал по вторникам, второй - по средам. Конечно, систему придется оптимизировать. Массовых сокращений не будет, но процентов 10-15 персонала уберу. На качестве работы это не скажется, уверяю вас.

Есть разные формы управления. Обычно за президентом федерации остается стратегия, глобальные вопросы, а генсек отвечает за финансы, руководит работой аппарата, грубо говоря, он глава администрации. У нас же со времен Вячеслава Колоскова была введена должность генерального директора. Дублирование функций. Никаких революций совершать не собираюсь, но в перспективе генсек должен быть одновременно и гендиректором. Зачем плодить лишние ветви? Да и не могу я брать кого-то на работу в нынешних условиях, раздувать зарплатную ведомость вместо того, чтобы сокращать ее…

- А вы, Виталий Леонтьевич, получаете президентское жалование?

- Нет. Только министерское. И раньше так было. Я приношу в РФС, а не беру из него.

- Вредная у вас работа. Нервная.

- А кому сегодня легко? Спорт помогает. В смысле - физкультура. Каждое утро обязательно кручу велотренажер и размахиваю гантелями, а раз в неделю, по выходным, пытаюсь выбраться в бассейн. Если это не удается, прохожу километров десять по Ботаническому саду. Когда жена составляет компанию, переключаюсь с трусцы на быстрый шаг, чтобы далеко не отрываться…

Словом, за формой слежу. А как иначе смог бы требовать ее от других?