Сообщество профессионалов и любителей российского спорта
Новости  >>  Новости / репортажи  >>  Валерий Борзов: МОК может принять радикальное решение по России

Валерий Борзов: МОК может принять радикальное решение по России

Во вторник олимпийский саммит в Лозанне обсудит вопрос недопуска к Олимпиаде в Рио российских легкоатлетов и даже, возможно, всей олимпийской сборной.

Поделиться своим мнением о происходящем мы попросили человека, который находится на стыке двух культур и мировоззрений. Валерий Борзов — двукратный олимпийский чемпион в составе сборной СССР, первый и единственный за всю историю отечественный спринтер, сумевший на одних Играх взять золотые медали на дистанциях 100 и 200 м. Сейчас Борзов — член МОК, один из тех, от кого будет зависеть судьба олимпийской сборной России.

— В пятницу совет ИААФ решил сохранить в силе отстранение Всероссийской федерации легкой атлетики, оставив наших легкоатлетов без Олимпиады в Рио. Вы поддерживаете это решение?

— Безусловно, это очень тяжелый момент для российских спортсменов. Но международная федерация пошла на такой шаг, опираясь на очень серьезные факты. Мы все ожидали, что борьба будет сложной, ведь допинг на протяжении последних 45 лет стал одной из основных проблем современного спорта. На фоне него выросло несколько поколений спортсменов, тренеров, специалистов. И сейчас происходит переломный, исторический момент.

— Нет, в нем участвуют только члены исполкома МОК и те, кто имеет прямое отношение к обсуждаемым темам. Будет рассматриваться вопрос об участии в Олимпийских играх спортсменов тех стран, которые имеют нарушения требований ВАДА и неэффективную антидопинговую политику. Ведь в той или иной степени проблемы есть не только в России, но и в ряде других государств. А МОК придерживается принципа нулевой толерантности к использованию допинга.

— Насколько коллективное наказание, в том числе и "чистых" спортсменов, соответствует Олимпийской хартии? Ведь там говорится, что Игры — это соревнование между атлетами, а не между странами.

— К сожалению, в ходе расследования прозвучали слова о системности применения допинга в России, о том, что в этом участвовали представители государства. Я говорю только об официальной информации, которая была в отчетах и крутилась в прессе. Все это утяжеляет положение вашей страны, и я не исключаю, что решение МОК может быть радикальным. Но спекулировать на этой теме раньше времени не хочу. Все-такия официальное лицо, а не журналист.

— А может МОК, наоборот, встать на сторону российских спортсменов и внедрить какие-то ясные критерии, которые позволили бы гарантированно чистым спортсменам, и легкоатлетам в частности,все-таки поехать в Рио?

— У нас идет акцент на защиту "чистых" атлетов от тех, кто применяет допинг. Ведь разница между тем, кто применяет, и тем, кто чист, разительна. И я говорю о защите "чистых" атлетов именно в таком контексте, чтобы нарушители не отбирали награды у соревнующихся честно. Именно это несправедливо.

— Вы наверняка знаете лично многих спортсменов российской сборной. У вас не вызывает сожаления тот факт, что люди, не запятнанные допинг-скандалами, пострадают без всякой вины?

— По нынешним временам даже отсутствие в прошлом положительных допинг-проб ни о чем не говорит. Но я искренне сочувствую всем вашим спортсменам, которые не смогут участвовать в Олимпийских играх. Я на своей шкуре испытал, что такое олимпийский бойкот Москвы и Лос-Анджелеса. Для спортсмена это тяжелейшее жизненное испытание. Представьте, что такое восемь лет работать ради одной цели и так и не реализоваться….

— А что бы вы посоветовали сейчас предпринять "чистым" спортсменам из России?

— Оказать давление на тех, кто виновен во всем произошедшем. Причем спортсмены лучше всех знают, кто втянул их в эту беду.

— Что конкретно вы имеете в виду? Стать информаторами ВАДА, вроде супругов Степановых?

— Проявить свою личную позицию. Заявить, что работу прежней системы пора прекращать.

— Что конкретно надо сделать России, чтобы вернуться в лоно ИААФ?

— Поменять ментальность.

— Как это можно сделать?

— Изменить базовые вопросы, которые стимулируют применение допинга в стране. Поднять уровень антидопинговой пропаганды, культуры, обучения. Как порой действует молодежь? Принцип "нажал кнопку в компьютере и получил победу на Олимпийских играх"! На этом уже выросло целое поколение молодых спортсменов, которые не хотят работать, а как можно быстрее стремятся добиться побед и, следовательно, заработка. Таким людям необходимо объяснить, что на спорте жизнь не заканчивается. Посмотрите на себя потом, что будет с вашим организмом, если его бесконечно стимулировать? Ну и наконец, учитывая современные возможности контроля, сам смысл применения допинга пропадает.

— ИААФ упрекает россиян в том, что у нас никто не доносит друг на друга и не передает международным властям ценной информации. Вы считаете реальным изменить менталитет в этом вопросе?

— Вряд ли. Мы с вами впитали лагерные принципы наших отцов и дедов, что ближнего закладывать нельзя. Это вопрос инстинкта, а не воспитания или образования. Да, возможно, это не совсем правильно. В современном цивилизованном мире принято сообщать о нарушении закона, если ты это обнаружил.

— В 2015 году Национальное антидопинговое агентство Украины также было признано не соответствующим Кодексу ВАДА. У вас не возникает опасений, что ваша страна может стать следующей в очереди на исключение отовсюду вслед за Россией?

— Дело в том, что на Украине до сих пор не было признанной ВАДА лаборатории. Сейчас идет процесс ее запуска: нужно закупить аппаратуру, обучить сотрудников, принять законодательные акты, чтобы все это легально работало… В ближайшие дни к нам приедет мониторинговая группа из ВАДА, будет общаться с руководством Национального олимпийского комитета и министерства по поводу аккредитации лаборатории.

— Согласно данным последнего отчета ВАДА, за 2014 год на территории Украины были взяты всего две внесоревновательные пробы. Почему так мало?

— Я не могу сказать, что Украина не пользуется вниманием ВАДА. Это нормальный процесс, ведь замечания ВАДА есть и по Кении, Ямайке, другим странам. Не надо думать, что придираются только к России или только к Украине. ВАДА мониторит весь мир и под его микроскопом оказываются все, кто в тот или иной момент времени допускают ошибки и перекосы в плане соблюдения Кодекса.

— Вы считаете реальным вот так, полностью избавиться от допинга?

— Сейчас мы бьем по последствиям. А первопричин появления допинга две — политизация и коммерциализация. Что касается второго, мы не можем повернуть вспять эволюцию, тем более именно коммерческая составляющая разительно подняла уровень современного спорта. Были созданы финансовые условия для тренировок и проведения спортивных мероприятий на самом высоком уровне. А вот политизация — это другое дело… Плохо, когда слишком рьяные работники или страны пытаются повысить свой рейтинг за счет нечестной борьбы.

— Президент ИААФ Себастьян Коэ на пресс-конференциипосле совета категорически отрицал, что отстранение российских легкоатлетов имеет за собой какие-то политические причины.

— Говоря о политизации, я имел в виду несколько иное. Вспомните ГДР, вспомните другие страны, где спорт становился частью большой политики. По поводу России я не владею никакими фактами. Коэ уже ответил на этот вопрос, это его компетенция.

— Какой шаг со стороны России мог бы убедить вас как члена МОК и ваших западных коллег, что ситуация в нашей стране изменилась?

— Моментально это сделать нельзя. Скорее всего, процесс будет длительным. Это произойдет, когда количество положительных проб по российским спортсменам будет сведено к нулю или, во всяком случае, к единичным случаям. Когда вас бьют палкой, надо проявлять свою гражданскую позицию, менять систему. А я что-то голосов не слышу, все молчат….