Сообщество профессионалов и любителей российского спорта
Новости  >>  Новости / репортажи  >>  Вице-президент ОКР: Надо разобраться в руководстве российским спортом

Вице-президент ОКР: Надо разобраться в руководстве российским спортом

Почетный вице-президент Олимпийского комитета России, бывший депутат Госдумы и спортивный функционер Александр Козловский прокомментировал ситуацию с отстранением российских легкоатлетов от участия в ОИ-2016.

"Как русский, как человек, который 40 лет прожил в олимпийском движении, я глубоко сожалею о том, что случилось. Но я много лет представлял Россию в спортивном арбитражном суде, и я знаю, каков этот суд - он очень формальный. Международная федерация легкой атлетики приняла решение отстранить российскую федерацию, и как ни крути, поскольку оно вступило в силу, другого решения арбитражный суд не мог принять. Я сожалею, что несколько нечестных тренеров, нечестных врачей и не совсем честных спортсменов дали повод попасться. Но при этом я узнаю, что когда девчонку (Юлию Степанову) дисквалифицировали за допинг, она удрала, стала давать показания и это стало основой четырехсерийного фильма о допинге в российском спорте, ее под олимпийским флагом выпускают на Олимпийские игры. Что это такое? Это не просто несправедливость, это не просто нарушение Олимпийской хартии, это удар по основам олимпийского движения. Вы хотите его расколоть? Поймали несколько человек. Вы мне хотите сказать, что сейчас в других странах нет людей, которые употребляют допинг? Вы знаете, какие сейчас результаты в беге на 100 метров или в легком весе в тяжелой атлетике? Нормальный человек такого сделать не может. Если вы будете вставать в четыре часа утра и приседать по 150 раз каждую минуту, вы без допинга этого не сделаете. Но все делают вид, что это нормально. Вот это и называется - двойные стандарты. CAS ничего другого решить не мог, но я хочу посмотреть, что решит МОК. Я хочу надеяться, я знаю, что ассоциация летних олимпийских видов спорта выступает против исключения российской команды. Но когда я вижу, что бывший руководитель федерации гребли созывает сегодня совещание по поводу этого протеста, у меня возникает некоторое сомнение - куда пойдет эта игра. Надо разобраться в руководстве российским спортом. Надо разобраться, кто за всем этим стоит, кто дал повод. Когда президентом Олимпийского комитета был Смирнов Виталий Георгиевич, он начинал совещания со спортивными федерациями словами: "Лучше проиграть, лучше не участвовать, но только не опозориться, не попасться на допинге". Да, мы ловили каких-то там девочек, мальчиков перед соревнованиями, но мы никогда не прокалывались на допинге по-крупному. В июле 2001 года ушел Смирнов, а уже в феврале 2002 года при новом президенте начались новые веяния - гуляй, малина. Я тогда не вылезал из жутких скандалов - мне звонит генеральный секретарь МОК и говорит: "Саша! На презентацию золотых медалей в гонке на 30 километров у женщин пришла Лазутина, а ее же еще с утра дисквалифицировали за допинг!". А она - Герой России. А до этого была лыжница Егорова, тоже Герой России, и тоже попалась на допинге. Две героини России, и все сели в лужу на этом деле. Но с другой стороны - это единицы. Они есть и в США, и в Великобритании, и во Франции, и в Италии - всюду. И мне, Саше Козловскому, не надо говорить, что их нет. Или это первоклашки, которые выбывают в первом туре соревнований, или это ребята, которые добегают до финала - а это уже всё. Вот что меня возмущает в том, что происходит - это двойные стандарты. Есть спортсмены - несколько человек - которые попались на допинге. Сволочи. Дали повод. Но есть 80 с чем-то легкоатлетов, которых проверяли и англичане, и кто-то еще, и они не попались. За что их не пускать на Игры? Вот выходят спортсмены на забег в стометровке, и один прибегает за 9,76 секунды - а такого быть не может. Но все делают вид - какой молодец! На Олимпиаде в Сеуле, где дисквалифицировали несчастного канадца, золотую медаль дали американцу Карлу Льюису, потому что канадец был под допингом, а Льюис, оказывается, не под допингом. Прошел год или полтора, и я вручал золотую медаль Карлу Льюису. Смотрю в его глаза - и вижу, что это все, что угодно, но не глаза человека. Словно слабо светящийся экран телевизора. И мне хотите сказать, что он не под допингом? (Карл Льюис неоднократно попадался на употреблении недозволенных препаратов, был дисквалифицирован, но оправдан, так как смог доказать, что принимал их по неведению - прим.). Так вот я считаю: если бороться, то бороться. Выходят люди соревноваться. Один думает: я не под допингом, а кто-то со мной рядом побежит. А если он под допингом, и выиграет, и не поймается? И это не вопрос, честный я или нечестный, а какая у него технология, хорошо ли сработали его ученые. И вот тут тренеру или врачу соблазнить несчастного спортсмена на допинг ничего не стоит. Ведь как рассуждает спортсмен: "Я хочу не употреблять допинг. Я хочу быть честным и чистым. Я раз проиграл, два проиграл. А на третий раз думаю - да! Почему все выигрывают, а я проигрываю, хотя тренируюсь, как собака? Что там говорил мне врач? Приму-ка. Оп! Лучше получилось. А еще принял - и победил". Или мы все говорим: ребята, ну есть какой-то предел, достаточно побеждать, но не надо бегать стометровку за пять секунд. Или мы делаем вид, что нет, конечно, мы же развиваемся, и тогда всё это будет продолжаться. Если быть честными - то всем. А если нечестными - так что там драться? Я давно для себя сделал вывод, что легче разрешить этот чертов допинг, и пусть соревнуются, потому что все равно идет соревнование не тех, кто изобретает способы выявления допинга, идет соревнование тех, кто придумывает допинг. В 1996 году в Атланте наших спортсменов поймали на бромантане, и я представлял Россию на процессе в арбитраже. На втором или третьем заседании нам сказали: "А мы уже три года за вами наблюдаем!" Так что же вы три года-то молчали? Хотели скандал именно на Олимпиаде устроить? Правда, мы выиграли тот процесс. Все же мне хочется верить, что полный запрет не должен состояться, это будет совсем ненормально. Но если он всё же состоится, то, при всём уважении к президенту Путину, к его команде, которая говорит, что мы не хотим бойкотировать Олимпиаду, для меня олимпийское движение потеряет смысл", - поделился функционер.